к титульной странице

публикации

музыка

альбом


Голышева И. А.
Фольклорные традиции Вологодчины как источник творчества В. А. Гаврилина
// Музыка и время. – 2007. - № 9. – С. 14-21.

Голышева И. А.
Фольклорные традиции Вологодчины как источник творчества В. А. Гаврилина 
// Музыка и время. – 2007. - № 9. – С. 14-21.

«Я познакомился со всеми достижениями профессиональной музыки,
мне было бы очень обидно не использовать все то,
чего добились выдающиеся художники, композиторы
за много веков существования профессиональной музыки,
и не соединить это с тем, что я знаю с детства».
В.А.Гаврилин

Для многих одаренных людей самым дорогим местом является их малая родина - деревня. Вспомним замечательных «крестьянских» поэтов Сергея Есенина (родом из села Константинова Рязанской области) и Николая Рубцова (из поселка Емецк Архангельской области), известного режиссера и писателя Василия Шукшина (уроженца села Сростки Алтайского края), композитора Валерия Гаврилина, который провел детские годы в деревне Перхурьево под Вологдой и многих других. Так повелось, что рано или поздно талантливые люди в поисках новых творческих впечатлений покидают родную деревню, но «совершенно неожиданно наступает какой-то такой момент, когда тянет туда, где ты родился. Эта тяга и сладка, и мучительна». [2, с. 398] Именно те края, где человек родился, являются источником вдохновения всей дальнейшей творческой жизни. «Это родина, которая меня взрастила с младенчества, и она для меня так и осталась матерью, а я для нее как дите, даже, наверное, не очень разумное» [2, с. 398], - так говорил в одном из своих последних интервью композитор В.А. Гаврилин.

Судьба этого удивительного человека поистине уникальна. Всего лишь девять лет (с 1941 по 1950 год) прожил он в родной вологодской деревне, но именно они оставили незабываемое впечатление в памяти композитора. В.А. Гаврилин в своих интервью часто вспоминал о родных местах, традиционных деревенских посиделках, друзьях-товарищах. «Краски и звуки детства очень долговечны, а у творческого человека их всегда много, - рассказывал композитор. - Можно сказать, хватает на всю жизнь. Но в детстве человек еще не может увидеть в том или ином впечатлении определенный смысл, он лишь может осмыслить увиденное и услышанное по своему желанию. И вот эта детская восприимчивость, непосредственность осмысления, делает каждое впечатление особенно эмоциональным, и потому память его надолго сохраняет. Как только человек, как говорится, стал в форме, то есть научился быть самостоятельным во всех проявлениях жизни, он начинает по-взрослому осмысливать впечатления детства и жить, главным образом, этими впечатлениями». [3, с. 44 - 45]
На родину В.А. Гаврилина неоднократно приезжали деятели культуры, которые беседовали с жителями окрестных деревень, расспрашивали их о бытующих в данной местности поверьях, записывали сохранившиеся рассказы об обычаях края. С особой теплотой отзываются селяне о встрече с вологодским писателем В.И. Беловым, чей приезд в Перхурьево во многом связан со стремлением понять истоки творчества великого земляка. В апреле 2006 года при участии автора статьи состоялась совместная экспедиция Российского фольклорно-этнографического центра и Вологодского областного научно-методического центра культуры и повышения квалификации в Вологодский район. Одной из задач поездки являлось создание целостного представления о традиции, в которой формировалась личность будущего композитора. Следует сказать, что непосредственная близость Вологодского района к городу во многом повлияла на сохранность фольклора. Этим объясняются неполные сведения об обычаях и обрядах, почти полная утрата песенного репертуара. Однако, опираясь на воспоминания жителей вологодских деревень, рассказы самого композитора и его современников, и, конечно же, на записи народных песен и наигрышей, сделанные относительно недавно, мы попытаемся воссоздать картины жизни малой родины В.А. Гаврилина поры его детства.

Важной стороной духовного взросления В.А. Гаврилина явилось общение со сверстниками. По воспоминаниям первой учительницы музыки будущего композитора, Т.Д. Томашевской, «у него [В.А. Гаврилина. - И. Г.] были друзья, да, он играл как и все: прятались, бегали, [играли во] все, что угодно». [9 с. 4] Одной из любимейших детских забав были качели: к деревянному столбу крепились веревки с петельками, куда залезали дети, и с визгом и криком предавались одной из любимейших забав.

До сих пор жив товарищ по играм маленького Валерия - Африкан Иванович Зеляев, или Фришка, как ласково называли его приятели. Приехав однажды в родную деревню с Т.Д. Томашевской, уже известный композитор встретил своего приятеля детства. Учительница музыки вспоминает: «Только вышли [из дома, где жили Гаврилины. - И. Г.], он встретил своего товарища, с которым бегал. Было, вы знаете, сколько радости! Обнялись, слезы на глазах. Радовались, я не знаю, до какой степени». [10, с. 2]

В детские годы, период формирования главных жизненных интересов и ценностей, В.А. Гаврилина окружали удивительные люди, четко определившие для себя нравственные законы жизни. Прежде всего, это его мать - Клавдия Михайловна Гаврилина. Женщина удивительной честности и доброты, в памяти жителей деревни она осталась порядочным и справедливым человеком. «А мать у его была, Клавдия Михайловна, - вспоминает уроженка этих мест Елизавета Ивановна Славнова, - какая хорошая заведующая была (детдом был). Исключительная женщина» (Кубенский сельсовет, деревня Евлашево, 7138-15).

Заботясь о детях, лишенных родительского тепла, Клавдия Михайловна большую часть времени проводила в детском доме. Воспитанием детей (Валерия и его сестры Галины) занималась крестная - Аскалиада Алексеевна Кондратьева. Эту женщину родом из деревни Рихмино, расположенной недалеко от Перхурьево, хорошо помнят и сейчас. «[Крестную В.А. Гаврилина] Склия звали. Она с нашево Шуйского сельсовета была. Склия была богомольная такая» (Кубенский с/с, д. Евлашево, 7138-15)1 [Нумерация фонограмм дана по фонду ФЭЦ СПбГК].

Формирование интересов В.А. Гаврилина к народной музыке складывалось, во многом, под влиянием крестной. «Если б ее не было, как бы они воспитывались, я не знаю, - вспоминает Т.Д. Томашевская. - [...] Она [крестная] знала очень много сказок. [...] Он любил слушать ее очень. Часами сидел, мама пока не придет с работы до вечера, сидел и слушал ее вот эти рассказы. Это все запомнилось у него, понимаете, вероятно, много что-то пошло и в его сочинения». [9, с.4]

В настоящее время невозможно с абсолютной точностью сказать, что же именно слышал будущий композитор от своей крестной. От жителей вологодских деревень - хранителей народных традиций - нам удалось узнать о народных обычаях края, записать воспоминания о деревенской жизни в суровое военное и послевоенное время, рассказы о детстве знаменитого композитора.

Сейчас мы можем только предположить, какие сказки, предания, былички рассказывала маленькому Валерию его крестная. Несомненно одно: воспоминания от этих ярких и образных рассказов, а также собственный опыт общения с деревенскими жителями легли в основу многих сочинений В.А. Гаврилина. Ярким примером преломления детских впечатлений музыканта в его творчестве является фортепианный цикл для детей «Что услышал композитор». Каждая пьеса цикла предваряется небольшой программой, поясняющей содержание произведения.

«Я решил рассказать вам несколько маленьких историй из своей жизни о том, что я видел и слышал... Как и все ребята, я ужасно не любил ложиться спать, и чтобы я лучше засыпал, бабушка рассказывала мне сказки. Я их крепко запомнил. Вот одна из них: «Поехал Тит по дрова».
Поехал Тит по дрова. Едет он по лесу и песню геройскую поет про то, как едет он по дрова. И вдруг навстречу ему Марья-краса. Тит прямо обалдел - до чего она ему понравилась. И начали они разговаривать.
Марья-краса говорит, как лебедушка плывет. А сама чуть лукавит. А Тит начал хвастать: «Я, говорит, такой сильный, я, говорит, такой красивый! Еду вот по дрова».
А Марья-краса и говорит: «Ты, говорит, такой сильный, ты, говорит, такой красивый! Едешь вот по дрова», а сама чуть лукавит.
А Тит ей и отвечает: «Я, говорит, такой сильный, я, говорит, такой красивый! Еду вот по дрова, как развернусь, как размахнусь». Глядь, а Марьи-красы и след простыл, а лошадь домой ушла. Вот и съездил Тит по дрова» [7, с. 48] (пример 1).

Любопытно, что в фольклорной экспедиции нам удалось записать разные варианты прибаутки про Тита, широко бытующей на данной территории:

- Тит, Тит, иди молотить!
- У меня брюхо болит! [...]
- Тит, Тит, иди обедать будем!
- Где моя большая ложка?
(Борисовский с/с, д. Новое, 7139-09).

Сравнение двух источников обнаруживает несомненное сходство. Центральный персонаж обеих историй Тит - болтун и лентяй, не желающий работать, а основной сюжетный мотив - хвастовство главного героя. С абсолютной точностью определить жанр текста, приведенного В.А. Гаврилиным, невозможно. Скорее всего, это прозаическая прибаутка, близкая по структуре к докучным сказкам, с включением элементов авторской интерпретации.

Одним из самых ярких детских впечатлений композитора, которыми он поделился в своей статье «О песнях на Рождество», [6, с. 316] было празднование Рождества Христова в родной деревне в тяжелый послевоенный 1946 год. Это событие осталось в памяти В.А. Гаврилина светлым чудом, мгновением всеобщей любви к Богу и друг другу. Любимая крестная принесла из церкви белую восковую свечку. Эта необыкновенная вещь казалась ребенку маленькой волшебной палочкой, благодаря которой впервые за долгие годы деревенские жители отмечали Рождество: деревенские хозяйки смазывали «Божьей свечкой» противни и пекли пироги, делая тесто из «крапивы, коры и черной склизкой картошки», и в деревне воцарялось ощущение долгожданного праздника. [6, с. 319]

В этой же статье В.А. Гаврилин вспоминает свои детские беседы с крестной. «Ночью, когда в доме стало совсем светло от луны, и сон неожиданно прошел, я перебрался с полатей на печку к крестной и, обхватив руками ее за шею, спросил: «Кресна, а зачем Христос сделал, чтобы все стали с пирогами?» - «Потому что он людей жалеет и за правду стоит. Спи». – «А почему он людей жалеет?» - «А потому, что если он не пожалеет, так людей кривда одолеет. Спи». – «Кресна, а почему людей кривда одолеет?» - «А потому, что правда ушла на небеса [выделение здесь и далее мое. - И.Г.], к самому Христу, Царю небесному. Спи. А кривда пошла у нас по всей земле, горе ты мое, не спишь, и мне сна нету». И, поглаживая меня по нестриженой голове, тихонько запела:

От кривды стал народ неправильный, 
Неправильный стал, злопамятный.
Они друг друга обмануть хотят, 
Друг друга поесть хотят. 
Кто не будет кривдой жить, 
Тот причаянный ко Господу,
Та душа и наследует 
Себе Царство небесное.
[6, с. 379]

Текст, воспроизведенный В.А. Гаврилиным по памяти, а также предшествующие ему комментарии крестной, позволяют четко определить его принадлежность к фольклорному жанру. Содержание гаврилинского текста напрямую соотносится с сюжетом одной из частей известного духовного стиха «Голубиная книга».

...Не два заюшка вместо сходилось, 
Сходилася Правда со Кривдою; 
Кой где бел заяц, тут Правда была, 
Кой где сер заяц, тут Кривда была. 
Кабы Правда Кривду преодолела: 
При последнем будет при времени,
При восьмой будет при тысячи, 
Правда будет взята Богом на небо, 
А Кривда пойдет она по всей земли.
[1, с. 285-292]

Очевидны образные параллели двух источников: Правда как персонификация небесной жизни («Правда взята Богом на небо») и Кривда - символ неправедной жизни. Фрагмент текста, приведенный В.А. Гаврилиным, имеет важное значение, поскольку свидетельствуют о бытовании в данной местности духовных стихов. Эта жанровая группа представляет один из наиболее древних пластов русского фольклора, ранее не зафиксированных на территории Вологодского района, интересно также, что исполнение данного текста крестной композитора, связано с ситуацией убаюкивания ребенка. Это подтверждает положение о том, что духовные стихи нередко могли исполняться в качестве колыбельной детям, в доступной форме разъясняющей законы правильной христианской жизни.
Образы Правды и Кривды как олицетворение добра и зла мы встречаем и в другом фольклорном жанре - сказке с одноименным названием. Помимо общих сюжетных мотивов с духовным стихом, в сказке появляется новая смысловая линия - искушение Правды Кривдой.

Несомненно, впечатления детства оказались очень сильны для В.А. Гаврилина, о чем свидетельствует столь точная и подробная информация, переданная музыкантом в своей статье. И не удивительно, что образ Кривды впоследствии вошел в центральное сочинение композитора – «Перезвоны». Его олицетворением стал первый номер цикла «Весело на душе», поэтический текст которого был создан самим музыкантом:

Дорогою двурогая гуляет по небу луна, 
Бледнее мертвого она.
Идут дорогою двурогие, за нами с кривдой сатана. 
Идут дорогою.

В произведении В.А. Гаврилина Кривда выступает как некое зло, усиленное образом Сатаны. В качестве одного из смысловых планов в тексте композиторского произведения прослеживается антитеза: земная (неправедная) / небесная (праведная) жизнь, которая передается посредством образов дороги / неба.

Появление образа Кривды, на наш взгляд, тесно связано как с драматургией всего цикла (где в скрытом виде присутствует идея человеческого греха и искупления), так и с концептуальным развитием отдельного номера «Весело на душе» (где показаны две ипостаси человеческой природы - добро и зло).

Любимая крестная нередко сказывала маленькому Валерию о традиционных праздниках, а больше всего - о молодежных увеселениях на Святки. Материалы фольклорной экспедиции показывают, что святочный период календаря на родине композитора был насыщен разнообразными обрядовыми действами, среди которых выделяются традиционный обход дворов с пением рождественского тропаря и колядование, молодежные посиделки, а также разнообразные варианты ворожбы на судьбу.

Особая форма гаданий, зафиксированная только на территории родины В.А. Гаврилина, называется «Жировку водить». Данный обряд занимает в традиции место подблюдных гаданий, и распространен только в деревнях четырех сельских советов - Кубенского, Новленского, Мончаковского и Вотчинского.

«[Жировку] водили перед старым Новым годом и перед Рождеством. Берут решето, платок, и в каждый угол (четыре угла) ставят хлеб, от печки печенина,2 [Печенина – кирпичик от печки] уголь и золотую вещь какую-то (кольцо положат). Все это накрывают платком, берут это решето, поворачивают и поют (пример 2).
И этот человек, на которого водили, он открывает любой угол [у платка]. Если он открыл хлеб, он, значит, будет жить хорошо, богато.

Если уголь, он или умрет, или неприятность. Если колечко открыл - значит замуж выйдет или женится там. Если печень - значит, печальная жизнь у него будет. Вот так «Жировку водили» (Новленский с/с, д. Котлово, № 7140-18).
Центральное место в традициях Святок занимали посиделки, на которых центральной фигурой был гармонист. До его прихода, на вечерках играли в «Ручеек» или в «Ремень», пели частушки «под язык» (пример 3).

С гармошкой связана особая любовь В.А. Гаврилина. Спустя много лет композитор напишет: «Я страстно хотел быть гармонистом. Представлял, как растягиваю гармонь, и все восхищаются гармонистом. Гармонист был тогда на деревне глубоко почитаемый человек, без него ведь ни веселья, ни праздника». [5, с.365] Возможно, любовь именно к этому музыкальному инструменту была передана В.А. Гаврилину в наследство от отца, который играл и на гармони, и на балалайке. Однако мать будущего музыканта - К.М. Гаврилина - считала игру на гармони занятием «недостойным приличного человека» и не разрешала маленькому Валерию даже трогать инструмент. [5, с. 365] Позже композитор писал: «У нас в доме гармонь тоже была, стояла на шкафу, но я не смел ослушаться маму и к ней прикоснуться, да и шкаф был в три раза выше меня». [5, с. 365] Тем не менее, любовь к гармошке жила в душе В.А. Гаврилина всю жизнь и воплотилась в его сочинениях. Особенно это чувствуется в вальсе из балета «Дом у дороги».

Характеризуя сохранность традиции игры на гармошке по всей территории Вологодского района, необходимо отметить, что это одна из немногих областей фольклора, наиболее полно представленная в местной традиции. В фольклорной экспедиции было записано большое количество этнографических сведений об изготовлении гармошки, приемах игры, однако, записей наигрышей непосредственно в родном селе Гаврилина сделать не удалось. В деревне Перхурьево нам вспоминали об обычаях игры на гармошке во времена детства композитора.

Л.И. Сонина с увлечением рассказывала нам, что «иногда даже на посиденку придут из других деревень мальчики. Ну, так весело было! С гармошками - так весело. [...] Вот в Перхурьеве был тут игрок, постоянно ходил с гармошкой, не расставаясь. Миша Котосин был такой. Все время с гармошкой» (Кубенский с/с, д. Воздвиженье, 7137-04). Примечательно, что именно Михаил Котосин снялся в одном из фильмов о композиторе В.А. Гаврилине «Жила-была мечта...»3 [«Жила-была мечта...», режиссер А. Аристов, «Лентелефильм»].

Приведем пример наигрыша «под пляску», записанного на ближайшей территории к малой родине композитора, в Вотчинском сельсовете Вологодского района (Пример № 4).

Пример воплощения плясового наигрыша у В.А. Гаврилина - один из номеров фортепианного цикла «Что услышал композитор». Предваряя исполнение инструментальной пьесы, музыкант рассказывает: «Иногда бабушка ходила в гости к своим подругам, таким же бабушкам, как и она, и брала меня с собой. Само собою разумеется, что я бывал тогда очень счастлив. Среди таких бабушек всегда находился веселый дедушка, который после соответствующих уговоров брался за гармонь и, приговаривая «Ты играй, моя гармошка, золотые планочки», начинал играть, а бабушки, самые удалые и бесстрашные, с пением «Я девчонка молодая, девочка красивая» пускались в пляс». [7, с.48]

Приведем фрагмент этого сочинения композитора, где скобкой нами выделен раздел, возникающий четырежды на протяжении пьесы (пример 5).

Анализ структуры произведения В.А. Гаврилина показал, что музыкальная форма оказывается тесно связанной со структурой традиционного наигрыша. Композиционные разделы пьесы соединяются между собой своеобразными рефренами. Подобная закономерность свойственна гармошечным наигрышам. А.А. Мехнецов отмечает: «В игре некоторых гармонистов присутствуют устойчивые музыкальные фрагменты, регулярно повторяющиеся в различных разделах формы аналогично рефрену в классической форме рондо». [8, с. 130]

Комментарий самого композитора к этой пьесе свидетельствует о том, что творческим импульсом к созданию произведения послужила именно сольная женская пляска. В деревнях Вологодского района в послевоенные годы большее распространение получили также парные пляски, в особенности, «Заинька»: «четверо ходят так это, в припляску, кто в припляску, а кто и так просто; две пары друг против друга таким крестиком... Плясали все ребята и девчата просто, кто как может» (Кубенский с/с, д. Перхурьево, 7138-07).

Сейчас с уверенностью можно сказать, что В.А. Гаврилин не только восхищался искусством деревенских гармонистов и использовал этот жанр фольклора в своих сочинениях, но и сам, будучи студентом Ленинградской консерватории, стремился с теоретической стороны познать специфику гармошечных наигрышей. [4, с. 18-19]

В одной статье невозможно полноценно представить фольклорную традицию родины В.А. Гаврилина, однако мы попытались немного приоткрыть завесу - музыкальным языком и словами современников композитора рассказать о детских годах музыканта, о народных обычаях, бытовавших на его малой родине. Как говорил сам В.А. Гаврилин: «Язык народной музыки знаком с детства, я вырос в деревне... Так что только ту музыку я слышал, которую творил народ, неразрывно связанную с жизнью, с работой, со свадьбой, горем, с радостью. Это была музыка жизни, и она для меня с тех пор такой и осталась. Я думаю, что в этом-то все и дело!.. То, что я из деревни, спасает меня до сих пор, на том и держусь. Без этих корней не был бы композитором. И, по сути, часть моей души навсегда там и осталась». [10, с.441]

Список литературы

1. Бессонов П. Калики перехожие. - Вып. 2. - М., 1861.
2. Гаврилин В.А. Я низко кланяюсь своим землякам // Слушая сердцем... Статьи. Выступления. Интервью. - СПб.: Композитор, Санкт-Петербург, 2005. - С. 398 - 399. Печатается по тексту расшифровки фонограммы видеозаписи, сделанной 9 ноября 1998 года для телефильма «Вологда». ВГТРК. 1998. Режиссер Т.Л. Малышева.
3. Гаврилин В.А. Многим я обязан Вологодчине // Слушая сердцем... Статьи. Выступления. Интервью. - СПб.: Композитор, Санкт-Петербург, 2005. - С. 44 - 46. Ранее опубликовано: Вологодский комсомолец. 1968. 11 декабря. Беседу вел Б. Лапин.
4. Гаврилин В.А. О народно-песенных истоках творчества В.П. Соловьева-Седова. Дипломная работа. Рукопись. Хранится в личном архиве В.А. Гаврилина (в квартире композитора).
5. Гаврилин В.А. Увидев ноты, я стал их рисовать // Слушая сердцем... Статьи. Выступления. Интервью. - СПб.: Композитор, Санкт-Петербург, 2005. - С. 364 - 372. Беседа записана в апреле 1996 года. Опубликована: Коммерсантъ. 1999. 3 февраля. Беседу вела Т. Шохина.
6. Гаврилин В.А. О песнях на Рождество // Слушая сердцем... Статьи. Выступления. Интервью - СПб.: Композитор, Санкт-Петербург, 2005. -С. 316-319.
7. Гаврилин В.А. Что услышал композитор // Слушая сердцем... Статьи. Выступления. Интервью - СПб.: Композитор, Санкт-Петербург, 2005. - С. 46 - 67. Печатается по рукописи Гаврилина, написанной в феврале 1969 г. и прочитанной им в передаче из цикла «Что услышал композитор» Детской редакции Ленинградского радио.
8. Мехнецов А.А. Кирилловская гармонь-хромка в традиционной культуре Белозерья. - Вологда, 2005.
9. Стенограмма личной беседы автора с Т.Д. Томашевской, г. Вологда, 23.04.2006 (архив автора, АФ-01).
10 Томашевская Т.Д. Валерий Александрович Гаврилин // Вологодская областная государственная филармония им. В.А. Гаврилина. - Вологда, 2004. - С. 440 - 445.