к титульной странице

публикации

музыка

альбом


Ефимова Г.А.
Для меня Гаврилин был и остается высоконравственным стержнем 
// «Этот удивительный Гаврилин…» : [сборник]. – СПб., 2008

Ефимова Г.А.
Для меня Гаврилин был и остается высоконравственным стержнем
// «Этот удивительный Гаврилин…» : [сборник]. – СПб., 2008

Если бы меня спросили, какие самые яркие события произошли в моей жизни, я бы ответила: это встречи, знакомство, дружба с удивительными людьми – с актрисой Аделью Скоробогатовой, драматургом Александром Володиным, дирижерами Станиславом Горковенко, Владиславом Чернушенко, композиторами Андреем Петровым и, конечно же, Валерием Гаврилиным...
 
Эта встреча перевернула всю мою жизнь. Творчество его, оказывается, было знакомо мне с детства, но я не знала, что эту музыку написал Валерий Гаврилин, наверное, как и многие, живущие в нашем городе, в нашей стране.
 
Первое мое знакомство состоялось с Валерием Александровичем в 1977 году. Я работала солисткой-вокалисткой в Ленинградском Мюзик-холле. Наш театр готовил к выпуску новый спектакль «Балтийский ветер», в программе был его «Материнский плач» [Потом это сочинение стало называться «Заклинание»]. Петь это я не могла – душили слезы: к музыке такой глубины я прикоснулась впервые. Я поняла, что это тот музыкальный материал, который наделен своеобразным, ни на кого не похожим музыкальным языком, а самое главное, что к нему постоянно хочется вернуться.
 
И вдруг на одной из репетиций Илья Яковлевич Рахлин говорит: «В зале присутствует наш молодой ленинградский композитор, и я хочу вас с ним познакомить». Я думала, что такую музыку мог написать какой-то гигант, широкоплечий, высокого роста. Но каково было мое удивление, когда на сцену вышел маленький, в очках, застенчивый человек, совершенно по внешнему виду не композитор, и стал целовать всем солисткам руки и при этом извиняться.
 
Я не могла понять, как в нем живет такая «силища» музыкальная. С этой самой минуты я по-настоящему «заболела» музыкой Гаврилина и больше ничего другого петь уже не могла.
 
А потом – о, счастье! – знакомство, работа над его произведениями, общение, приводившее в восторг. Он был очень доступным и простым в общении человеком, но в работе над репертуаром – строгим, требовательным: не выносил небрежного отношения к музыкальному материалу, добивался звучания каждой написанной ноты. А что касается драматургии произведения – любил смелые идеи, исходящие от исполнителей. Поэтому было очень интересно работать с Валерием Александровичем. Он относился к исполнителям как к соавторам и всегда считал, что исполнитель – это посредник между замыслом композитора и зрителем.
 
Я была даже немного влюблена в Валерия Александровича. Знала его расписание. Звоню ему по домашнему телефону, а Наталия Евгеньевна – супруга Валерия Александровича – говорит: «Сейчас мы обедаем. Сейчас Валерий Александрович отдыхает. Сейчас мы идем на прогулку». И я знала маршруты Гаврилиных – они обычно гуляли в Летнем саду, потому что жили на улице Пестеля. Приходила туда ровно к двум часам. Смотрела, как они выходят из подъезда, и следом за ними шла на прогулку. Это, конечно, была юношеская влюбленность. В Валерия Гаврилина я была влюблена не как в мужчину, это было что-то святое.
 
Когда я ушла из Мюзик-холла, мы с Геннадием Екимовым создали вокальный дуэт, репертуарной основой которого была музыка Валерия Гаврилина.
 
И это было счастьем – работа над его произведениями, общение, приводившее в восторг.
 
В нашем репертуаре были фрагменты из вокально-симфонической поэмы «Военные письма», песни и романсы «Огоньки», «Как высок ты, отчий порог», «Простите меня», «Девушки бегут», «Песенка о белой вороне», «Домашняя песенка», «Шутка», «Не бойся дороги», «Ишак и соловей». Мы были первыми исполнителями «Душевного разговора», а «Акулина и Валентино» (музыкально-драматическая миниатюра) была специально сочинена для нашего дуэта. Я бы могла процитировать строки из газетных публикаций о наших выступлениях с этим репертуаром, но боюсь показаться нескромной. Скажу лишь, что наше исполнение произведений Гаврилина у зрителей вызывало огромную радость и благодарность.
 
Наши встречи с Гаврилиным обычно проходили в доме на улице Пестеля, 12, где жил Валерий Александрович со своей семьей. Если бы меня спросили о квартире Гаврилина, я бы ответила, что квартиру не помню, а помню лишь кабинет композитора: стеллажи книг, нот, рабочий стол, два кресла, журнальный стол и рояль. Рояль царствовал в этой комнате и, конечно же, «понимал», что он здесь главный. Но что такое беззвучный рояль? Всего лишь роскошный элемент декора в интерьере комнаты, и только тогда, когда руки музыканта касались черно-белых клавиш, он оживал и радовался по-настоящему своей значимости и причастности к творениям композитора.
 
Мы волновались на каждой репетиции. Приходить неподготовленными к ней просто не имели права. А самое главное – нам самим поскорее хотелось узнать мнение автора о нашей работе.
 
Вот о чем бы мне хотелось сказать. Много я слышала исполнителей песен Валерия Александровича, но так, как исполнял свои песни сам композитор, не исполнял никто. Для него не только музыка была главной в песне, романсе, но и текст. Он так точно раскрывал содержание, так правильно выстраивал драматургию каждого произведения, что иногда мне казалось, что он не просто великий композитор, но еще и великий режиссер.
 
Каждая его песня – это маленький спектакль, в котором проживаешь порой целую жизнь.
 
Музыка светлая, зачастую пронизанная страданием и болью... но всегда оставляющая в душе немеркнущий огонек.
 
Для меня Гаврилин был и остается высоконравственным стержнем, основой духовности и человеколюбия, что до сих пор охраняет меня. Когда приходишь в церковь, то хочется покаяться, – так Гаврилин для меня был таким человеком, рядом с которым все время хотелось покаяться.
 
И когда я приехала в Вологду – на родину Гаврилина, я вдруг поняла, что это намоленное место и именно там мог родиться такой гениальный композитор, как Валерий Гаврилин.
 
Я не могу забыть, как я организовывала последний прижизненный концерт Валерия Александровича в Капелле в мае 1998 года. Его очень трудно было убедить в том, что мы соберем зал, потому что эстрадному концерту предшествовали пятнадцать лет композиторского безмолвия. Но какой это был концерт! После концерта я с ним завела разговор по поводу его приближающегося юбилея и фестиваля в его честь. Но Гаврилин был человеком суеверным и сказал, что пока ему не исполнится шестьдесят лет, ни о каком фестивале и речи быть не может. И так случилось, что он ушел из жизни, не дожив до своего шестидесятилетия.
 
Когда Валерий Александрович умер, я стояла у его гроба и дала себе слово, что должна сделать все для того, чтобы музыка Гаврилина звучала и чтобы она не ушла в забвение.
 
Он ушел в другой мир, но нам оставил свою музыку, ее нам необходимо охранять и сохранять.
 
Вот уже в течение семи лет я возглавляю маленький фонд «Петербургское наследие и перспектива», основной целью которого является сохранение творческого наследия Санкт-Петербурга и России. А творчество Гаврилина – одно из самых ярких, самобытных явлений российской культуры, он был лучшим представителем музыкальной культуры XX века.
 
За эти семь лет фондом много сделано для сохранения творческого наследия В. А. Гаврилина, но, наверное, самым важным событием является проведение «Гаврилинских фестивалей»; их было уже четыре. Фестивальный путь был не из легких: постоянная нехватка денег, которые отпускались (а иногда и не отпускались) городским Комитетом культуры, поиск спонсоров, – все, что обычно связано с проведением любого фестиваля. Тем более что первый фестиваль, посвященный 60-летию со дня рождения Валерия Александровича и состоявшийся в год его смерти, хотелось провести на самом высочайшем уровне.
 
И, наверное, этот первый и последующие два фестиваля не прошли бы так успешно, если бы Комиссию по наследию В. А. Гаврилина не возглавил Андрей Павлович Петров, который всегда в трудные моменты приходил на помощь, а его подпись на посылаемых в разные инстанции документах оказывала нужное действие.
 
Помню, как мы обсуждали программу первого фестиваля, состоявшегося в 1999 году. Я с полной уверенностью сказала, что мы (со мной была финансовый директор фонда Ирина Викторовна Панова) привезем балет «Анюту» Большого театра. Надо было видеть лицо Петрова! Удивление и испуг! А потом вопрос: «Знаете ли вы, что такое привезти Большой театр?» Конечно, мы не догадывались, какие трудности нас ждут впереди, но мы ответили, что сделаем это. И сделали!!!
 
Фестиваль открылся балетом «Анюта» Большого театра. Это был настоящий праздник, праздник, но без главного его героя – композитора. Он был бы, наверное, счастлив, узнав, что его «Анюта» прошла с ошеломляющим успехом в Петербурге.
 
И, конечно, этот фестиваль не прошел бы с таким успехом, если бы артисты, его соавторы – Владимир Васильев, Владислав Чернушенко, Станислав Горковенко, Лина Мкртчян, Нора Новик, Раффи Хараджанян, Эдуард Хиль, – не вложили в исполнение всю боль утраты и всю любовь к творчеству Валерия Гаврилина.
 
Мы радовались тому, что залы были переполнены, что музыка Валерия Гаврилина рождала светлые чувства у зрителей – это было видно по их лицам, – что на концертах было много молодежи, которая слушала эту музыку впервые.
 
На каждый из последующих фестивалей мы старались приглашать коллективы, с которыми Валерий Александрович сотрудничал, чье творчество было близко ему: Большой симфонический оркестр имени Чайковского под руководством Владимира Ивановича Федосеева и Московский камерный хор под руководством Владимира Николаевича Минина. Но решалась и еще одна важная задача – приобщение новых коллективов и молодых артистов к музыке Гаврилина. Петербург познакомился с московским ансамблем «Концертино», который впервые исполнял квартеты В. Гаврилина, петербургским хором мальчиков под руководством В. Пчелкина, давшим целый концерт из произведений Гаврилина, вызвав из «небытия» цикл «Земля», ансамблем «Скоморохи» под управлением В. Акуловича, порадовавшим интересной программой.
 
«...Духовная сила творческого наследия Валерия Гаврилина, – писал Станислав Говорухин, – неизменно будет вовлекать молодежь в мир прекрасного, формируя высокие чувства и идеалы. А от того, каким вырастет новое поколение, зависит будущее нашей Родины».
 
Подтверждение этим словам – участие в фестивалях новых артистов: О. Швед, М. Людько, А. Писаревой, В. Лебедевой, Э. Умерова, В. Говорова, М. Луконина, Е. Дятлова. Несмотря на то, что в нашем городе происходит много музыкальных событий, «гаврилинский фестиваль» отличается от них тем, что мы уходим от помпезности, пышности и официальщины, мы хотим соответствовать образу «тихого гения», так как всегда задаем себе вопрос: а как бы отнесся к этому Валерий Александрович? Ведь он был на редкость скромным и застенчивым человеком, одним из тех, кто умел любить по-настоящему. Все его творчество тому подтверждение.
 
«...Музыка, сердце мое, жизнь моя, не учи людей жить, учи любить, страдать, и еще любить, и еще любить. Друг мой, всем своим, помоги мне в этом».
 
Октябрь – ноябрь, 2006 г., Санкт-Петербург