к титульной странице

публикации

музыка

альбом


Руденко Г.
Главный – композитор  
// «Этот удивительный Гаврилин…» : [сборник]. – СПб., 2008

Руденко Г.
Главный – композитор
// «Этот удивительный Гаврилин…» : [сборник]. – СПб., 2008

1979 год, Ленинград. Как эксперимент на малых сценах больших театров ставились пьесы неизвестных молодых драматургов. В этих спектаклях были заняты люди, которых объединяло общее желание сделать что-то такое, чего еще никогда не было на театре не только советском, но и мировом. Пьесы были «не залитованы»: почти подпольная работа. Она никем не оплачивалась. И неизвестно, что ждало впереди. Но хотелось дерзать и доказать! Тогда это было почетно – участвовать в эксперименте. Его ждали в театральном мире.
Одним из самых первых спектаклей в этом ряду был наш, по пьесе начинающего молодого драматурга Семена Злотникова – «Сцены у фонтана».
Итак, весной этого же года мне, начинающему режиссеру, выпало счастье бесплатно поставить эту «незалитованную» пьесу. Начались репетиции. Шли они под крышей Театра комедии.
 
Мне выпало счастье бесплатно поставить «незалитованную» пьесу Семена Злотникова «Сцены у фонтана», в которой восемь актеров бесплатно в свободное время репетировали около трех месяцев спектакль, а иногда репетировали и по ночам. А Валерий Гаврилин согласился так же бесплатно написать к спектаклю музыку. И это было счастье.
 
Прекрасная пьеса С. Злотникова с непривычной формой построения сюжета, изломанным ритмом композиций и диалогов, где язык персонажей пропитан сленгом. Авангардная драматургия! Она требовала художественных эквивалентов как в постановочном решении, так и в музыкальном звучании. Валерий постоянно присутствовал на репетициях. Он входил в постановку изнутри. Он был музыкант, актер, режиссер одновременно. Вживался в происходящее на сцене вместе с их участниками. Он как психолог-артист анализировал и постигал сложную духовную жизнь персонажей. В результате он уловил пьесу слухом и передал ее звучание. Успех спектакля был предопределен прежде всего этим.
 
Потом я понял, что могу создавать образ спектакля только после того, как услышу музыку Гаврилина. В спектакле не было музыкальных номеров, иллюстрации настроения героев или сюжета. Валерий выстроил изнутри возникающую музыкальность. Его музыкальный рисунок ни на секунду не пресекался. Звуковая ткань пронизывала все действие спектакля и сливалась с общей звуковой партитурой постановки. Музыка и действие спектакля, его движение слились.
 
Гаврилинской музыки в спектакле никогда не было много. Ее вообще нигде не было. И она была везде и всегда, даже когда не звучала. Это не была музыка к спектаклю. Это была музыка спектакля. Это был еще один звучащий персонаж с собственной судьбой. Это был камертон не только пьесы, спектакля, но и зала, улицы, города, воздуха, времени. Музыка как атмосфера!
 
В спектакле ее не слушали – ее чувствовали кожей, нервами.
 
А потом, когда мы делали запись музыки на магнитофон, Валерий сам исполнил ее на фортепиано.
 
Запись сохранилась. Ноты не сохранились. Их не было. Он все держал в голове. Я об этом узнал только сейчас. Романс М. Кузмина «Дитя, не тянися за розой...» исполнили Ира Соколова и Саша Хочинский.
Работа с Валерием была моим первым опытом работы с композитором.
Открываю свои дневниковые записи...
 
Согласовано с В. Гаврилиным. К записи музыки должна быть составлена ведомость для оплаты (записано же было все бесплатно).
Оркестр
1. Мальчик (детский голос)
2. Гитара
3. Гитара-бас
4. Труба
5. Тромбон
6. Скрипка
7. Ударник
8. Фортепиано (Гаврилин)
 
Должно быть 9 партий
 
1. Соло с мальчиком
2. Мальчик с гитарой
3. Ира с Сашей (Соколова и Хочинский)
4. Гитара, скрипка
5. Труба 1) без сурдины 2) с сурдиной 3) по фразам
Челеста-колокольчики
Глиссандо-отбивка
Гитарная импровизация (фантастический характер)
Завывания, всплески (на 2-3 минуты)
Завтра к 14 часам репетиция. Вечером магнитофон. Запись.
 
Эта запись на листе сделана в конце работы над спектаклем, перед записью готовой музыки на магнитофон. (Полный состав оркестра так и остался в мечтах.)
 
А вот мои пожелания для Гаврилина, перед нашей первой встречей с ним:

Что бы мне хотелось? (Гаврилину)
 
1. Лейтмотив должен быть очень национальный, русский. Нужно исходить от вечности, от корней.
 
2. Гудят провода (гудит или поет столб). Как найти образ (эквивалент).
 
3. Звуки радио в парке должны быть разнообразные: фразы, хохот, колокольчики, орган (ревербер).
 
4. Нужно найти два пласта музыкального звучания:
1) внутренний: спокойный характер вечности, склепа, темноты.
2) внешний: мишура, веселье, веселый эфир. Эклектика жизни.
В лейтмотиве: мелодия-мечта (пронзительный прорыв). Просветленность, ликование.
 
5. В музыке должно звучать соединение «грубого» и «священного» театра.

Эта запись относится к началу работы с Валерием. Он повторил эту запись в конце работы над спектаклем, но не слово в слово, а из ноты в ноту, только сделав понятным для всех то, что в словах звучит коряво и странно. Но он расшифровал, понял и вдохнул в спектакль звучание не только жизни, но и философию.
 
После работы над спектаклем Валерий задумал написать оперу по этой пьесе. Он хотел создать в ее музыке систему оркестранты-актеры, инструменты-персонажи. Сложное взаимопроникновение бытового звучания в поэзию. Реалии в инфернал. Об этом с ним шел разговор.
 
Мы еще несколько раз встречались с ним по этому поводу, но потом жизнь разбросала нас по разным интересам.
 
У нас на театре есть такая должность, как главный режиссер. Их было много на моем творческом пути, и почти всех их приходилось преодолевать, чтобы создать что-то свое, сокровенное. Мне это делать было несколько легче, потому что у меня в душе был всегда мой помощник, мой самый первый и самый Главный Композитор – Валерий Александрович Гаврилин.
 
Сентябрь 2005 г., Санкт-Петербург