к титульной странице

публикации

музыка

альбом


Вологдин А.
Читая белые страницы. Единственный свидетель
// Русский Север. – 2002. – 23-29 января.

Вологдин А.
Читая белые страницы. Единственный свидетель
// Русский Север. – 2002. – 23-29 января.

Не удается документально установить дом, в котором родился великий композитор. 

Похоже, и сам Валерий Александрович не знал в точности этого дома. Не с его ли слов музыковед A. Сохор писал, что Гаврилин появился на свет в Кадникове? Арнольду Наумовичу посвящена Вторая «Немецкая тетрадь» Гаврилина, у них было время порассуждать о странностях судьбы. (А. Сохор. Статьи о советской музыке. Ленинград, 1974). 

В сборнике «Вологодские зори» (Составитель А. Брагин, Москва, 1987) ведена прямая речь Гаврилина: «Я сам - вологодский, из деревни Перхурьево».

Почти исчерпывающее пояснение дает Наталия Евгеньевна Гаврилина: «Он родился в родильном доме в Вологде. Мать Клавдия Михайловна работала в Кадникове, приехала родить его в Вологду. Сколько-то дней провела, сколько полагалось, и увезла его в Кадников (где жила на улице Карла Маркса, 9. - А. В.). А место рождения в свидетельстве написано: Вологда. От этого никуда не уйдешь». («Валерий Гаврилин. Воспоминания современников». Автор-составитель А. Алексичев. Вологда, 2001). 

Нет ли свидетелей появления Гаврилина на свет? Оказывается, есть. Наталия Акимовна Николаева выходит из троллейбуса у Театра для детей и молодежи, идет по улице Мальцева, к дому № 7, где теперь мастерские художников. 
- Здесь я работала медсестрой с 1938 года. В середине июля 1939-го мы переехали в новое помещение на улице Пирогова... 

Вот и ответ, казалось бы, поскольку Гаврилин родился во второй половине августа 1939 года. Но слова, как говорится, к делу не пришьешь, желательно взглянуть на бумаги. Точной даты переезда с улицы Мальцева на улицу Пирогова (в то время они именовались: Героев Арктики и Свешниковская) не знают, к сожалению, и в роддоме № 1. А вдруг, папам и мамам самых первых новорожденных, поскольку и здание новое, было выдано такое свидетельство... Может, откликнутся эти вполне солидные теперь дяди и тети, родившиеся в августе 1939 года.

- Наталия Акимовна! Могли ли вы присутствовать при рождении знаменитого музыканта? – зачарованный ее рассказом, спрашиваю так, как пришло в голову. 

- Конечно, могла! Если бы знать… Для меня ведь все были одинаковые!